Поздняя беременность

Когда в 37 лет, после предыдущей беременности, которая была 14 лет назад (растёт чудесная дочь) тест вдруг нарисовал мне две полоски, первая мысль: да ладно, не может быть. И это при том, что я никогда не была против появления второго ребёнка в нашей жизни. Против не была, но и активных действий в данном направлении не предпринимала. И вдруг свершилось. Мне повезло с мужем, он моя опора и поддержка, и вторая беременность ещё раз мне показала, на сколько я не ошиблась, сказав ему «да» в ЗАГСе 17 лет назад. Радость, которая появилась в его взгляде на тоненькую бумажку теста всё сказала мне без слов. Но впереди было столько всего ещё, наш путь только начинался.
Поздняя беременность

Поздняя беременность в 37 лет

Первое, что я сделала как человек просвещённый и ответственный, пошла к врачу в консультацию, чтоб отсеять первые сомнения о внематочной беременности. Я слегка стеснялась, как мне казалось, в нашем обществе настороженно и даже с иронией относятся к «возрастным» беременным. Что могу сказать по данному поводу. Общество разделено на 2 категории: на тех, кто считает, что в любом возрасте дети — дар Божий и тех, чьим самым мягким комментарием к моему состоянию было: «Ну ты, мать, придумала, тебе заняться нечем, что ли?» А уж что высказывают коллеги, которым ты своим уходом в декрет поломала собственные планы, просто песня. Но всё это я слушала потом, а у врача, с замиранием сердца, ждала ответа: всё отлично, нормальная беременность. И вдруг услышала от неё вопрос, заданный очень неприязненным (хотя она милейший человек, вела меня в первую беременность, да и дальше мы всегда отлично общались) тоном: «Что ты собираешься теперь делать?». Сказать, что я растерялась я даже не могу, я разрыдалась и переспросила: «Как что? У меня одна дочка…» и замолчала.

История счастливой мамы

А гинеколог рассмеялась сказав, что собиралась мне «мозги вставлять», ругаться, а я просто молодец. Мы распрощались с ней довольные друг другом. Я уносила в сумочке рекомендации и в душе уверенность, что моя беременность очень желанна, и люди это могут понять. Потом были ошарашенные глаза дочери и её радостный танец с бессвязными воплями радости. Напряжённое молчание родственников за столом, которым понадобилось некоторое время переварить новость, и поздравления. Какое-то время мне удавалось скрывать на работе своё положение, но потом люди меня стали часто замечать в женской консультации и сложили «два плюс два».

Ну вот, на учёт встала-теперь бесконечные походы в консультацию, анализы и осмотры врачей различных специальностей. Кто-то из беременных высказал мысль о том, что, наверное, космонавтов в полёт готовят не так тщательно. Что касается меня, то эти профосмотры меня не напрягали: моей задачей было с минимальными потерями в итак подорванном здоровье, выносить малыша, и я понимала, что без специализированной помощи это не получится.
Поздняя беременность
Всё было хорошо, до поездки в медцентр на генетический скрининг. Когда на узи в 12 недель тебе говорят, что у ребёнка есть признаки генетического риска, да ещё и возраст…Сказать, что я рухнула с высоты своих «радужных» мечтаний об идеальной семье и эталонных детках, не сказать ничего. Уровень растерянности, опустошенности и отрицания (была и такая стадия) просто зашкаливает. Мне повезло на всём пути от узи до амниоцентеза, который мне предложили сделать, чтоб быть уверенной, что с малышом всё в порядке. Врачи успокаивали, уговаривали, объясняли. Никто из тех медиков, с которыми мне довелось пообщаться за это время, не проявил раздражения или агрессии по отношению ко мне.

  Вкуснейший суп с курицей и лапшой

Ни разу не прозвучало такое дикое для меня слово «аборт», наоборот, много раз я слышала слова, что зная наверняка, что с ребёнком всё хорошо, я смогу спокойно доходить до конца беременности и наконец насладиться ею. Я решилась на амниоцентез, хотя сразу мы с мужем решили, что каким бы ни был результат, малыш уже существует и это наш ребёнок. Ничего не изменится, он просто будет, таким как есть. Потом была сама процедура, курс сохранения в больнице и долгие шесть недель ожидания результата. Слова «46XY хромосом» наверное навсегда останутся в моей памяти, как самые важные в жизни. Счастье было огромным, как весь мир вокруг, потому, что шесть недель я фактически не жила, а существовала.

Все остальные вопросы по беременности потом мне стали казаться сущей ерундой: давление зашкаливает и нужно лечь под капельницы, от которых тошнит и кружиться голова, — ерунда, легко. Плохие анализы, опять больница и куча бесконечных исследований — не вопрос. В конце срока малыш из головного повернулся в тазовое предлежание, потом опять в головное — я чуть не умерла, — пустяки.
И вот он, наконец-то замаячил, финиш: меня отправляют рожать. С кучей диагнозов по моему здоровью, из-за которых специалисты нашего маленького периферийного городка побоялись у меня принимать роды, я еду в роддом соседнего города. На тот момент мне уже казалось, что я беременна всю свою жизнь. Все мысли были только о том, чтобы скорее появился тот, кем без остатка теперь будут заполнены мои дни и ночи. Мой сынок.

Меня готовили к естественным родам, но у малыша, или у Бога, был свой сценарий: сынок пришёл в этот мир при помощи операции. Он стал светом в нашей жизни, радостью, которая озарила тусклые дни существования, и стимулом прожить ещё много лет, чтобы увидеть, как он растёт и продолжает наш род. Пройдя тяжёлый путь своей «возрастной» беременности, я поняла, что не страшно вскочить в последний вагон поезда, страшно опоздать на него вообще.

Похожие статьи

Оцените: