Защитные механизмы человеческой психики

  1. Какие у нашей психики защитные механизмы?
  2. Что делать?
  3. Видео

Какие у нашей психики защитные механизмы?

Защитные механизмы психики – это способ мозга оградить нас от полного осознания неприятных мыслей, чувств и действительности в целом.

Использование этих механизмов — это бессознательная психическая реакция на сложную или потенциально вредоносную ситуацию, направленная на снижение уровня отрицательных эмоций и переживаний.

Защитные механизмы человеческой психики фото

В процессе психотерапии можно легко познакомиться с каждой своей защитой, потому что резкие изменения воспринимаются нашим мозгом как опасность.

Защитные механизмы возникают при возбуждении миндалевидного тела (амигдалы) – области мозга в глубине лимбической системы. Амигдала является своеобразной охранной системой нашей психики. Возникшая на раннем этапе эволюции, она отвечает за весьма примитивные реакции и поведение. Именно в ведении амигдалы находятся наши эмоции, в частности, страх, ярость, отвращение.
Бежать или спасаться – две основные реакции, побуждающие нас к действию под руководством амигдалы.

Если наш мозг получает сигнал «опасность» (неважно, реальная она или воображаемая), Чип и Дэйл механизмы защиты спешат на помощь. Какие-то из перечисленных ниже реакций мы знаем вдоль и поперёк, потому что используем их регулярно и непринуждённо. Просто мы выросли, наблюдая за таким поведением, и для нас это привычное явление.

Отрицание

Это просто-напросто отказ принять происходящее. Занимаясь отрицанием, мы «закапываем» стрессовые события и негативные эмоции, не желая признавать, что они всё ещё там. Мы прячем правду от себя и окружающих, ведь иначе придётся принимать меры. Мастерами отрицания можно назвать людей с зависимостями разного рода. Помните избитую фразу «у меня всё под контролем»? Также очень часто отрицание применяют жертвы домашнего насилия.

Вытеснение/замещение

Это перенаправление агрессии на «невиновника» ситуации. Например, нас вывел из себя коллега, или нагрубил друг. Вместо того, чтобы прямо заявить о своей обиде и злости, мы держим эмоции в себе, а потом срываемся на члене семьи или незнакомом человеке в транспорте. А нередко и на себе. Привет, аутоагрессия.

Подавление

Я бы назвала подавление «экстренным запихиванием травматичных событий и эмоций в подсознание». Запихнули, прикрыли симпатичным пледом, и забыли. В прямом смысле, мы забываем о том, что с нами произошло. И периодически подсознание выглядывает из-под пледа и шепчет «я ничего не забыл, просто спрятал, смотри, что я спрятал». И случается флешбэк. Чем чаще и интенсивнее флешбэки, тем скорее нам следует разобраться со случившимся, вспомнить, прожить, проработать. Это страшно, поэтому лучше подключить психотерапевта.

Проекция

Мы проецируем свои собственные эмоции и настроение на другого человека, когда не можем отличить воображаемое от реального. Скажем, мы встретились с компанией друзей и чувствуем себя не в своей тарелке, а вдруг нас тут все ненавидят. И нам трудно выйти из собственной головы, поэтому мы начинаем верить, что наши друзья и вправду жалеют, что мы пришли, и осуждают нас. Хотя не было даже намёков на это, кроме наших предположений.

Рационализация

Проще говоря, отмазки. Замечали за собой, что придумываете ложные оправдания неприемлемому, нелогичному, разрушительному поведению? Например, можно украсть что-то из крупного сетевого магазина, а потом оправдать это тем, что они и так зашибают миллионы. Цель рационализации – обвинить в своих ошибках кого-то другого. Накричал(а) на близкого человека? Можно извиниться. А можно сказать «если бы не твоё глупое поведение, мне не пришлось бы повышать голос».

Реактивное образование

Это дёрганье за косичку девочки, которая нравится. Это действия, совершенно не соответствующие нашим чувствам. Это «да я даже и не думал(а) об этом», когда нас спрашивают о чём-то чрезвычайно для нас важном. Расхождение с социальными нормами или нашими собственными ценностями может заставить нас заместить одну эмоцию полностью противоположной. Например, сестра проявляет заботу к новорождённому брату, хотя ревнует его к родителям и даже немножко ненавидит. Но ведь нельзя ненавидеть братика, думает она. Значит, буду обожать.

Регрессия

Иногда под влиянием травматичной ситуации мы начинаем вести себя как дети, используя примитивные способы решения проблем. Зачем разбираться с причиной плохой оценки за экзамен, если можно просто разрыдаться и накричать на недовольных родителей? Эмоционально незрелые люди находятся в хронической регрессии, и вместо прямой коммуникации во время ссоры могут начать обзываться, кидаться вещами и уйти, хлопнув дверью.

  Достоверные признаки измены и как с ней справляются женщины-психологи

Сублимация

Задача сублимации – подавить неприемлемые или запретные импульсы, выражение которых мы не считаем безопасными. Сублимируя, мы перенаправляем свою отрицательную энергию в социально приемлемое русло для снятия напряжения. Когда мой уровень агрессии начал зашкаливать, я начала ходить на бокс. У меня не было физической возможности направить мою злость непосредственно на адресата, и это был мой способ не взорваться. Тем не менее, как и с другими механизмами защиты, мы не можем использовать сублимацию вечно, чтобы избежать собственных чувств и переживаний. Можем, конечно, но это рано или поздно приведёт к проблемам.

Компенсация

Мы часто, сами того не подозревая, пытаемся компенсировать наши реальные или воображаемые недостатки фокусировкой на той сфере, где у нас всё шикарно получается. И нет ничего страшнее, если кто-то укажет нам на наши «пробелы». Физическую слабость мы часто стараемся компенсировать моральным превосходством. Или вот классический пример: я потерпела много неудач в романтических отношениях, поэтому весь упор делаю на карьеру. И когда мама меня спросит, почему я до сих пор одна, я начну рассказывать о своих успехах на работе и о том, как я невероятно занята.

Диссоциация

Когда ситуация становится для нас неразрешимой и нестерпимо болезненной, мы вынуждены «уйти в оффлайн», чтобы…не сойти с ума. Порой мы «убегаем» от своей личности, порой – от окружающего мира (о деперсонализации и дереализации читаем тут). Мы выпрыгиваем из собственной жизни и ныряем в туманный мир фантазий, где ощущаем некое подобие безопасности. Мы защищаемся от непереносимых эмоций. Это происходит не с нами. Это не наше тело, не наша жизнь. Диссоциация очень часто случается при ПРЛ.

Интеллектуализация

Когда мы закрываемся мозгом от сердца, мы занимаемся интеллектуализацией – бессознательным стремлением абстрагироваться от эмоций. Например, наш знакомый сообщает о смерти общего друга, а мы начинаем думать о деталях случившегося и организации похорон вместо проживания горя и выражения соболезнований. Или мы, узнав о предстоящем разводе, размышляем о технических вопросах (разделение имущества, кто должен будет съехать, что будет с опекой над детьми), чтобы не чувствовать боль от разрыва.

Что делать?

Защитные механизмы психики – это наш щит от болезненной реальности, примитивный способ скрасить и облегчить наше существование. Вот только не получится подойти к жизни как к шведскому столу и выбрать только самые любимые блюда. Грустить и злиться тоже необходимо, и мы в любом случае это делаем, вопрос только в том, осознанно или нет. Во втором случае мы ставим здоровье нашей психики под угрозу. Вот почему свои защитные реакции важно отследить и проанализировать самостоятельно или со специалистом. Когда-то они, возможно, и помогали нам, но сейчас они скорее ограничивают нас и мешают получить полноценный жизненный опыт.

Вопросы для самоанализа

  • Чего вы боитесь/избегаете и почему?
  • Я боюсь написать подруге, которая вроде как злится на меня, потому что не хочу вступать в конфронтацию.

  • Что случится, если вы сделаете то, чего боитесь?
  • Если я прав(а), и она злится – придётся работать над примирением, а если нет – я буду гнобить себя за глупость и нерешительность.

  • И что случится дальше?
  • Я испытаю неприятные эмоции, возможно, вступлю в конфликт и столкнусь с правдой, которая мне не по душе.

  • Вы способны с этим справиться?
  • Я уверена, что да. Ответ на вопрос «что будет дальше» очень простой — ваша жизнь продолжится. Вы станете сильнее. Да, будет тяжело и некомфортно. Но постепенно вы научитесь говорить с людьми, а не защищаться от них. Работать над ситуацией, а не убегать от неё. И, наконец, вы почувствуете облегчение и гордость, ведь у вас получилось убрать щит, принять удар и подняться.

Видео

Похожие статьи

Оцените:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *